Врачи дозируют сочувствие к пациентам

Формула, которой следуют многие врачи: лечение без человеческого сочувствия к больным невозможно, хотя эти эмоции и нужно дозировать, выяснила стажер-исследователь Центра анализа доходов и уровня жизни ВШЭ Евгения Подстрешная

 

 

Диалог докторов и больных выстраивается непросто. Пациенты нередко жалуются, что врачи общаются с ними слишком сухо – предоставляют медицинскую помощь, но не оказывают человеческого внимания, которое, по идее, изначально заложено в профессии медика. Но при таких претензиях не всегда учитывается, что нагрузка на врачей выросла, а их временные и психологические ресурсы ограничены.

У докторов к больным тоже немало упреков. Врачи сетуют на потребительское отношение к ним со стороны пациентов, связанное с усилением консьюмеризма в здравоохранении. Впрочем, и сами медики уже порой считают себя рыночными игроками, а это означает более обезличенное отношение к клиентам.

Чтобы удовлетворить запрос пациентов на сопереживание и в то же время самим эмоционально не выгореть, многие врачи придерживаются в профессиональном поведении модели элементарного (а в другой терминологии – минимального) человеческого внимания, выяснила Евгения Подстрешная в ходе качественных интервью с врачами-травматологами и их пациентами.

Не случаен выбор травматологии. В этой области медицины врачи ежедневно видят примеры сильного физического страдания. Они не могут относиться к пациентам эмоционально безучастно (как, впрочем, и настоящие профессионалы в других областях медицины). В то же время, чужую боль нельзя принимать слишком близко к сердцу: это чревато душевной усталостью. Поэтому врачи, сопереживая пациентам, дозируют сострадание.

Есть и другая причина, по которой медики «экономят» на сочувствии. В новых условиях они ощущают себя поставщиками услуг и не хотят испытывать в процессе работы «ничего личного».

Впрочем, такое излишне хладнокровное отношение к больным редко встречалось в интервью. Большинство опрошенных докторов считают, что, если врач не готов к сочувствию, ему нужно уходить из медицины. Нельзя забывать о том, что профессия медика опирается на принципы гуманизма и служения людям, пусть даже эти ценности и не лидируют в современном обществе. Так или иначе, преобразования в организации медпомощи приводят к конфликту идентичностей – «идентичности профессионала и идентичности рыночного игрока», подчеркнула исследователь в статье «Тема боли в дискурсе о врачебном профессионализме на примере травматологического отделения», вышедшей в «Журнале исследований социальной политики» НИУ ВШЭ, том 13, № 4 за 2015 год.

Интервью с девятью травматологами и девятью пациентами проводились в 2014-2015 годах в одном из столичных государственных учреждений здравоохранения. Стаж работы врачей – от одного года до 22 лет.

Доктора воспринимают боль пациента многомерно

Врачи разделяют боль пациентов на физическую (из-за травмы) и психологическую (переживания из-за немощи и пр.). На первом плане для медиков, разумеется, физическая боль – ее идентификация и лечение. А вот возможности оказания психологической помощи ограничены. Это обусловлено дефицитом времени, лимитом душевных сил медиков и «отсутствием четких указаний в отношении того, как врач должен осуществлять помощь такого типа», считает исследователь. По сути, внимание к психологическому самочувствию пациента оказывается по усмотрению самого врача.

В восприятии врачом чужой боли есть три компонента: когнитивный, эмоциональный и поведенческий.

Первый – когнитивный – связан с медицинскими знаниями и инструментальным подходом: врач знает, как купировать боль и излечить больного. Пациенты-респонденты единодушны в позитивных оценках этой стороны взаимодействия с лечащим врачом. Подтверждение тому – высокий уровень доверия. «Есть лечащий врач, который отвечает… за мое здоровье… я полностью доверяю», – отметил один из пациентов, одновременно подчеркивая профессионализм медика. Высокий уровень компетентности доктора легитимирует для пациента сильный социальный контроль со стороны врача.

Без сочувствия к пациенту работать нельзя

Сами медики в интервью признавались, что с возрастом у них становится больше переживаний по поводу «неидеального» оказания помощи. Тема переживаний отсылает нас ко второму – эмоциональному – восприятию боли пациентов.

Вопреки распространенному мнению о дегуманизации современной медицины и высоком уровне цинизма среди врачей, субъективные аспекты страдания пациентов не остаются без внимания, выяснила Подстрешная. В отзывчивости докторов к чужой боли проявляется не только их медицинская, но и человеческая идентичность. С одной стороны, это можно рассматривать как моральное основание для осуществления медицинской деятельности в целом, особенно в условиях недостаточного финансирования, «кризиса профессионализма в связи с вторжением неоменеджериализма в медицину», неуважения пациентов. «Если тебе стало безразлично, нечего и работать, – сказал один из травматологов. – То есть вообще невозможно доктором работать без сочувствия к страданиям больного…». Таким образом, врачи четко понимают, что не могут опуститься до «обыденного» отношения к боли.

С этой точки зрения живой отклик на боль оценивается медиками положительно и рассматривается как воплощение гуманистических принципов медицинской профессии. В то же время, эмоции в работе могут отвлекать от лечения, а также вести к эмоциональному выгоранию врача. Если каждую боль проецировать на себя, «с ума сойдешь», формулирует один из медиков.

По мере накопления опыта врачи учатся справляться с эмоциями и дозировать количество сострадания. «Сознательное сопереживание» – такой термин информанты использовали для описания своих чувств к пациентам. По сути, врачи тренируют защитную реакцию, сглаживая эмоции на сознательном и бессознательном уровне. «Я знаю про его боль – мне этого достаточно», – пояснил один из врачей. Но притупленное восприятие боли пациента компенсируется деятельным сочувствием – медицинской помощью больному.

Сочетание таких элементов, как сглаженная эмоциональная реакция, знание о боли и сочувствие, позволяет говорить, что профессиональное восприятие боли пациентов подразумевает для врачей выработку «минимального внимания». «Мы можем одновременно наблюдать сохранение интереса к переживаниям пациента, с одной стороны, а также объективное, более спокойное отношение – с другой», – пояснила Подстрешная. За счет этого достигается сохранение необходимого уровня эмпатии в отношениях врача и пациента без особой угрозы душевному состоянию медика.

Врач должен помочь в любом случае

Третий аспект восприятия врачом боли пациентов – поведенческий: те действия, которые предпринимает доктор в ходе лечения. Пациенты в первую очередь ждут от него медпомощи, избавления от боли. Так же видят свою задачу и врачи. Бессилие перед лицом боли (или вынужденное ее причинение, например, в ходе медицинских манипуляций) нередко ощущается докторами как угроза их статусу профессионалов и становится причиной их переживаний. Даже накопление опыта не всегда ведет к решению этих проблем. По мере профессионального развития врача нарастает не только его компетентность, но и требовательность к самому себе.

Вместе с тем, больные надеются получить от врачей и чисто человеческое участие. Желание найти время и силы для того, чтобы лишний раз поговорить с пациентом, служит индикатором профессионализма, убеждена исследователь.

Институциальные перемены «изгоняют» эмпатию

В силу развития неоменеджериализма в области медицины ценность этических принципов – заботы, равенства, уважения и доверия, сходит на нет, а экономические интересы актуализируются, подчеркнула автор исследования. В таких условиях врачи «постепенно лишаются ощущения призвания к профессии, осознания некоей миссии», а коммуникация между медиком и пациентом оказывается более обезличенной, пишет Подстрешная. «Нагрузка возросла, и… с пациентом у нас уже… отношения, выстроенные по бумаге», – характеризует ситуацию один из травматологов. В таком контексте «призвание» и «миссия» уже не упоминаются.

Слова респондента означают, что произошла некая трансформация идентичности врача – переход от профессионала к рыночному игроку. Это ставит сочувствие к больному под угрозу, что едва ли приемлемо. Врач не должен забывать о моральных основаниях своей профессии, даже если она претерпевает серьезные изменения, считает исследователь. Обсудить

opec.ru/

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.